3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жизнь с инвалидом колясочником

Жизнь инвалидов в России: нет денег, работы, доступной среды. И одиночество…

В настоящее время в России – 12,1 миллиона человек, которым официально присвоен статус инвалида. Это 8,4% населения страны. Проблема людей с инвалидностью напрямую касается почти каждой четвертой (23%) российской семьи, 13% имеют в своем составе взрослого члена семьи с инвалидностью, 3% – ребенка-инвалида и 8% опрошенных имеют один из диагнозов, связанных с ограниченными возможностями. Эти данные представлены в докладе «Люди с ограниченными возможностями в XXI веке: новые возможности и перспективы» Комитета гражданских инициатив (КГИ), подготовленном при участии Левада-центра.

Портрет российского инвалида

По состоянию на 1 января 2018 года общая численность инвалидов составила 12,1 млн. человек, в том числе численность инвалидов первой, самой тяжелой группы, составляла 1,5 млн. человек (12,1%), II группы – 5,5 млн. (45,8%), III группы – 4,4 млн. человек (36,7%), детей-инвалидов – 655 тыс. человек (5,4%). При этом отмечается такая закономерность: за 2011-2018 г.г. общее число инвалидов уменьшилось на 8,4%, а численность детей-инвалидов возросла на 20%.

По данным аналитического отчета «Отношение россиян к людям с ограниченными возможностями здоровья», проблема людей с инвалидностью, инвалидности касается почти каждой четвертой российской семьи (23%), а 13% семей имеют в своем составе взрослого члена семьи с инвалидностью, 3% – ребенка-инвалида.

Несмотря на то, что инвалиды в семье есть почти у четверти россиян, одной из самых распространенных проблем, с которой сталкиваются люди с инвалидностью, – одиночество – около 24% инвалидов живут одни. Как правило, это одинокие мужчины и женщины с инвалидностью, потерявшие супругов (29%), хотя эта проблема так же актуальна и для пожилых людей без ограничений по здоровью.

Инвалидность во многом является возрастной проблемой. Две трети людей, имеющих инвалидность, старше 55 лет. Гендерный профиль российских инвалидов в целом соответствует общероссийскому распределению: 48% мужчин, 52% женщин.

Географически доля людей с инвалидностью распределена равномерно, за небольшим исключением юга России – в Северо-Кавказском и Южных федеральных округах их доля выше, чем в среднем. В сельской местности также наблюдается более высокая доля людей с инвалидностью.

Материальное положение

Материальное положение семей, в составе которых есть люди с инвалидностью, ниже, чем среди населения России в целом. Их средний ежемесячный доход составляет около 37 тыс. рублей, что ниже на 4 тыс. рублей, чем у других семей. При этом другие исследования показывают, что расходы на лечение и обеспечение нужд людей с инвалидностью оказываются выше, чем у обычных россиян.

Индикатор благосостояния семей, характеризующий оценку возможностей потребления, показал, что почти трети семей, в которых есть люди с инвалидностью, едва хватает денег на питание и одежду (28%), в то время как среди обычных семейэтот показатель составляет 21%.

Таким образом, наблюдается дисбаланс и доходов, и расходов среди семей, в составе которых есть люди с инвалидностью или дети-инвалиды.

Трудоустройство

Важнейшей нерешенной проблемой остается занятость людей с инвалидностью. За период с 2013 года по 2018 год на 700 тыс. сократилось численность работающих инвалидов – с 2344 тыс. до 1644 тыс., инвалидов первой группы – на 38 тыс., инвалидов второй группы – на 349 тыс., инвалидов третьей группы – на 300 тысяч человек.

Показатель занятости лиц в трудоспособном возрасте, имеющих инвалидность (по данным выборочного обследования рабочей силы), составляет 17%, уровень безработицы лиц в трудоспособном возрасте, имеющих инвалидность – 23.5%5

У инвалидов в возрасте старше 16 лет основными причинами отказа от предложений другой или какой-либо работы были:

  • низкая зарплата – 36,5%;
  • отдаленность от дома (трудности с транспортом) – 32,4%;
  • характер работы – 27,4%;
  • условия труда – 22,4%6.

Статья 24 «Права, обязанности и ответственности работодателей в обеспечении занятости инвалидов» Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», обязывающая работодателей в соответствии с установленной квотой для приема на работу создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов и принимать локальные нормативные акты, содержащие сведения о данных рабочих местах, не работает. Трудовой кодекс РФ позволяет работодателю на законных основаниях уволить работника, ставшего инвалидом, если не может предоставить условия труда, рекомендованные в индивидуальной программе реабилитации и абилитации (ИПРА).

Доступная среда

В ходе опроса Левада-центра россиян просили оценить доступность тех мест, которые они регулярно посещают, для людей с инвалидностью. В рамках опроса также ставилась задача проследить, насколько эти объекты инфраструктуры готовы к приему людей, имеющих физические ограничения.

Опрос показал, что подавляющее большинство россиян признает, что их дома и место работы или учебы не приспособлено для беспрепятственного перемещения людей с инвалидностью. 17-18% отмечают, что такие условия созданы в местах их проживания и работы. На этом фоне сильно выделяется Москва – о комфортных условиях для перемещения людей с инвалидностью в жилых домах здесь говорят вдвое чаще (33%).

Что же касается рабочих мест – здесь цифры аналогичны стране в целом.

Среди других объектах инфраструктуры города ситуация несколько лучше. Так, медицинские учреждения, банки в большей степени приспособлены для посещения людьми с физическими ограничениями – более трети таких учреждений, по мнению респондентов, можно расценивать как пригодные для маломобильных граждан.

Продуктовые магазины, которые необходимы для регулярного посещения, реже учитывают потребности людей с инвалидностью. По оценкам респондентов, менее пятой части из них имеют специальные условия.

Хуже всего ситуация наблюдается в местах проведения досуга (музеи, театры, кинотеатры и пр.) и общественным транспортом. Только 1 из 10 опрошенных считает их доступными для маломобильных людей.

Оценки слабой доступности среды среди населения в целом согласуются и с оценками самих людей с инвалидностью.

Подавляющее большинство россиян (92%) разделяет точку зрения о том, что дома должны быть оборудованы пандусами, лифтами для людей с инвалидностью, даже если это приведет к усложнению конструкций и неудобства для остальных жильцов.

Отношение в обществе

Одним из индикаторов для успешной социальной адаптации людей с инвалидностью является возможность их присутствия в поле зрения общества. Опрос показал, что каждый третий взрослый житель России регулярно, практически каждый день так или иначе контактирует с людьми, имеющими инвалидность и другие ограничения здоровья (33%). Чаще всего, с ними взаимодействуют в своей повседневной жизни люди старших возрастных групп – старше 55 лет. Молодежь, напротив, заметно реже встречает вокруг себя такую категорию людей (21% в сравнении с 38% среди старших возрастов).

Большинство опрошенных замечают людей с инвалидностью вне объектов инфраструктуры – 8 из 10 сталкивались с ними просто на улице. Треть встречала их в медицинских учреждениях (29%) и еще четверть – в транспорте (25%). В отношении общественного транспорта стоит заметить, что распространенной практикой является привлечение людей с инвалидностью к участию в прошении милостыни или попрошайничеству. Каждый десятый имеет в поле зрения людей с ограниченными возможностями здоровья по месту своей работы или учебы. В досуговых местах (музеи, театры, кафе, рестораны) люди с ОВЗ все еще являются скорее исключением – менее 5% регулярно видят людей с инклюзией в таких объектах инфраструктуры.

Значительная часть россиян – более трети – практически не замечают людей с инвалидностью (37%). Меньше всего встречает инвалидов в своей жизни молодежь и обеспеченные слои населения.

По мнению авторов исследования, дистанцирование от инвалидов открыто не выражается, но косвенно проявляется в аргументации о необходимости раздельного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. Готовность одобрить совместное обучение детей с разными физическими характеристиками выразили 46%, сегрегированное обучение в той или иной форме поддержали 48%. В то же время совместно работать с инвалидами готовы 68%, а 25% респондентов считают необходимым создание раздельных рабочих мест

Читать еще:  Единовременные социальные выплаты это

Социальная изоляция и дискриминация

Значительной проблемой является одиночество и социальная изоляция людей с инвалидностью. Признание обществом того, они исключаются из коммуникативной среды, может служить проявлением чувства вины, недостаточного их вовлечения в социум. Примечательно, что люди, непосредственно столкнувшиеся проблемами со здоровьем, отдают этой позиции меньший приоритет. Для них более существенным фактором является отсутствие возможностей по получению квалифицированной медицинской помощи.

Абсолютное большинство респондентов на вопрос, какие чувства вызывают у них и среди их окружения люди с ограниченными физическими возможностями, инвалиды, дети с ДЦП, «колясочники» и другие категории наших граждан с разного рода проблемами здоровья, передвижении говорят о сочувствии им, своем (76%) и других (57%). Это свидетельствует о демонстрировании «гуманности» или «общественной солидарности» с теми, кто нуждается в нашей помощи, сочувствии, поддержке.

Но декларируемая норма совсем не обязательно должна переходить в те или иные формы солидарного и ответственного действия. Для более половины опрошенных вполне достаточно лишь обозначить такие приоритеты и признание значимости этой нормы, что не предполагает какого-либо практического действия или поведения, соответствующего декларируемому этическому императиву солидарности и эмпатии.

Об ущемлении прав, дискриминации, неуважительном отношении говорит каждый пятый респондент с инвалидностью (20%). В обществе в целом эта проблема также указывается схожим числом людей. Симметричность оценок людей с инвалидностью и без проблем со здоровьем, с одной стороны, явно демонстрирует понимание реальных жизненных трудностей, с которыми сталкиваются семьи. Однако степень погружения в жизнь людей, страдающих физическими или психическими ограничениями здоровья, сочувствие и готовность участвовать в решении таких проблем пока остается невыраженной.

Противоречия современной российской социальной среды распространяются и на проблематику инвалидности. Здесь отмечаются противоречия между провозглашаемой активностью социальной политики и пассивными мерами в отношении инвалидов, противоречия между финансированием материальной поддержки инвалидов и наличием сложной и неэффективной системы льгот, в отношении которой сохраняется стратификация инвалидов, противоречия между громкими декларациями и низким уровнем работы по обеспечению реального включения инвалидов в социум.

Основными проблемами людей с инвалидностью в России являются плохое материальное положение, проблемы с поиском работы и трудоустройством, недоступность городской среды для передвижения людей с физическими ограничениями и неприспособленность для них объектов социальной инфраструктуры. При этом главным барьером окружающей среды, препятствующей интеграции инвалидов и других маломобильных групп населения в социум, остается отношение большинства граждан к таким людям.

«У многих инвалидов потребительское отношение к обществу». Люди в инвалидных креслах — о своей жизни

В Мультимедиа Арт Музее 18 мая откроется выставка Wheeling heart фотографа Инны Зайцевой. Герои проекта — люди в инвалидных креслах, которым ограниченные физические возможности не помешали стать успешными и жить полной жизнью. Они рассказали «Снобу» о проблеме принятия себя и самостоятельной жизни после травмы, а Инна Зайцева — о том, что подвигло ее сделать такой проект

Поделиться:

Екатерина Кмита, 23 года, студентка, Владимир:

Пять лет назад мы с родителями попали в аварию под Питером. Я повредила позвоночник и ноги. Сначала лежала в реанимации в Великом Новгороде, потом меня «собирали» в Москве. Теперь я живу на коляске.

В реабилитационном центре я познакомилась с другими ребятами на колясках. Они мне очень помогли: показали, что на коляске можно жить, учиться, работать и развлекаться. Близкие и друзья постоянно меня тормошили, звали гулять — в общем, не давали впасть в депрессию. Да и я сама такой человек, что не могу долго грустить, мне постоянно надо быть в движении.

Не могу сказать, что мне как-то сложно жить. У нас в России есть одна большая проблема — дороги, но она общая для всех. Пандусов, конечно, не хватает, но люди у нас отзывчивые, помогают, если что. Я с ними легко нахожу общий язык, поэтому они быстро перестают обращать внимание на то, что я на коляске.

Владимир — город небольшой, поначалу вообще как-то дико реагировали на человека в коляске, косились, но потом привыкли.

Станислав Бураков, 37 лет, профессиональный спортсмен, Ярославль:

Десять лет назад я разбился на мотоцикле. Ехал трезвый, не быстро и за городом, где машин не было, но техника подвела. Мне перебило мотоциклом позвоночник.

Три месяца я лежал в больнице и тогда решил, что прошлого не изменишь, чего горевать — надо потихоньку выбираться.

Из-за травмы я не мог сидеть и переворачиваться с боку на бок. На реабилитацию у меня ушло около пяти лет.

До аварии я играл в хоккей и баскетбол на любительском уровне. Спорт всегда был в моей жизни. Сейчас я профессиональный спортсмен, двукратный серебряный призер чемпионата России по легкой атлетике, занимаюсь пауэрлифтингом и развиваю массовый спорт среди людей с инвалидностью. Я один из создателей проекта «ПараВоркаут» — это вольные спортивные занятия на турниках для людей с ограниченными возможностями. Проект направлен на строительство адаптированных площадок, на которых могли бы заниматься люди с разными физическими возможностями.

Я себя так поставил, что не вызываю у людей чувства жалости. Я обычный человек. Я стремлюсь создать положительный образ человека на коляске, чтобы этим человеком можно было гордиться. У многих людей с ограниченными возможностями потребительское отношение к обществу. Их так воспитали: вы ничего не делаете и вам все должны. А ты добейся, чтобы тебя уважали. Я езжу по форумам, общаюсь с ребятами, читаю мотивационные лекции, а теперь еще баллотируюсь в муниципалитет Ярославля.

Евгения Воскобойникова, 33 года, телеведущая, Москва:

До аварии я работала моделью: снималась для журналов и рекламы, выходила на подиум, участвовала в конкурсах красоты. В 21 год я попала в автокатастрофу. К более-менее активной жизни вернулась через пару лет, когда пришло осознание, что новое состояние надолго и нужно как-то адаптироваться. С этого начался период психологической реабилитации. Нужно как можно меньше себя жалеть. Как только начинаешь думать, почему это случилось именно с тобой, все силы, которые ты можешь тратить на что-то другое, уходят на проклинание своей судьбы. Из целостной личности человек превращается в существо, постоянно жалующееся на жизнь. В какой-то момент окружающие отказываются от общения с таким человеком. И это касается не только людей в инвалидных колясках, но и тех, кто чем-то недоволен и ищет крайних в своем окружении.

Сейчас для адаптации инвалидов делается очень многое — не только колясочников, но и слепоглухих, глухонемых. В Москве ситуация лучше, регионы сильно отстают. Но доступная среда — лишь верхушка айсберга.

Людям с инвалидностью необходимо хотя бы раз в неделю общаться с другими людьми и привыкнуть к их реакции на себя. Нет ничего страшного, если проходящий мимо ребенок спросит про тебя у родителей или покажет пальцем. Это жизнь, и мы к этому должны быть готовы.

Или другой пример: работа. Сейчас появляется большое количество компаний, которые дают преференции людям с инвалидностью. К сожалению, у нас далеко не все инвалиды понимают, что на работе надо прикладывать усилия, тратить личное время. Как-то сложилось, что большинство людей с инвалидностью приспособлены к жизни иждивенцев. Они рассчитывают, что за них кто-то будет принимать решение, обеспечивать финансово. Важно понять, что ты не можешь постоянно опираться на родителей, соцслужбы, работодателей, которые пытаются тебя тащить, что нужно жить самостоятельно.

Инна Зайцева, фотограф:

С детства я знала, что мама сядет в коляску из-за прогрессирующего заболевания. И когда это случилось, мне потребовалось полтора года, чтобы согласовать установку пандуса в подъезде. Мама часто рассказывала, как изменилась ее жизнь, когда она наконец смогла выезжать на улицу.

Читать еще:  Где оформляется инвалидность

Но тут дело даже не в несовершенстве инфраструктуры. Почему мы жалеем людей с инвалидностью? Почему мы не видим на страницах журнала красиво одетых людей в инвалидных колясках? Я решила создать проект, который не вызывал бы жалости к людям с ограниченными возможностями, на манер глянцевого журнала. Я старалась подобрать для моделей парадный образ.

Я два года искала подходящие лица. В проекте приняли участие 31 человек из разных городов России. Это активные и уверенные в себе люди в инвалидных креслах, которые любят жизнь и могут вдохновить каждого своим примером.

Было сложно договариваться по локациям для съемок: многие отказывали, говоря, что не хотят видеть у себя инвалидов. Но однажды я снимала фешен-показ в Италии, и дизайнер прямо с подиума завернула мне платье из новой коллекции: «Держи, для проекта!»

Выставка в Мультимедиа Арт Музее продлится до 4 июня.

«Но каждому солнце светит»: инвалид-колясочник из Осташкова борется с жизнью за право на счастье

Живёт в посёлке Сиговка Осташковского района такой парень – инвалид-колясочник Аркадий Александров. За свои 26 лет натерпелся и намучился так, что на несколько жизней хватит: ДЦП, специнтернат, крайняя нужда, неудачные попытки завести семью, проблемы с жильём… Но наша история не об ужасах российской глубинки, где условия для людей с ограниченными возможностями превращают повседневную жизнь в процесс выживания. Нет, наша история о сильном человеке, борющемся за своё счастье и право на мечту, о человеке не сломившемся, который воплощает принцип «гни свою линию». Аркадий сейчас женат, воспитывает сынишку, пишет стихи и лихо разъезжает по посёлку на переделанном специально для него трёхколёсном скутере, воплощая утверждение «движение – это жизнь».

Съёмочную группу ТИА в посёлке у дороги встречали сам Аркадий и его очень хороший друг Сергей Михайлов, хозяин осташковского автосервиса «Евро 5». Он-то и помог переделать скутер в транспортное средство для человека, у которого не работают ноги и одна рука, но который не хотел сидеть взаперти в четырёх стенах и всю жизнь провести в инвалидной коляске. К тому же последнее средство передвижения с годами пришло в негодность, а ездить по убитым поселковым дорогам – нереально.

— Аккумулятор постоянно садится, я с неё падаю, один раз по нашим дорогам проедешь – колёсам кирдык. Обещают новую дать, но когда – неизвестно. А я дома не могу сидеть, мне и к родителям в Осташков съездить надо, и к друзьям пообщаться, и в шествии на 9 Мая я принимаю участие, да и просто катаюсь иногда.

Тут же у подъезда дома, где живёт Аркадий, стоял тот самый модифицированный скутер. Парень с увлечением стал рассказывать, как обращался во многие автосервисы Осташкова с просьбой сделать для него спецтранспорт, но везде получил отказ – возни много, а денег с инвалида не взять. Пока не попросил Сергея Михайлова. Тот посоветовал приобрести скутер. На него Аркадий откладывал деньги со своей пенсии, копил два года, а потом приобрёл за 10 000 рублей в Торжке.

Далее началась конструкторская и автослесарная работа: переднее колесо демонтировали, опустили почти на полметра руль, поставили переднюю подвеску, третье колесо, сделали крылья на колёса, установили старый бампер от «семёрки» и фары. На скутере стоит аккумулятор, снятый со старой инвалидной коляски, и обычное офисное кресло с подлокотниками, которое может вращаться, иначе Аркадию просто на него не забраться. «Детали и запчасти по помойкам искали и базах чермета, даже вот это кресло там нашли».

— Мы конструировали и придумывали всё для Аркадия, у него ноги и одна рука нерабочие. Перепробовали несколько вариантов. Самым сложным было правильно сделать схождение. Взяли стойки стабилизатора от внедорожника, их разрезали, нарезали резьбу, сделали втулки, всё вручную — получилась полноценная рулевая тяга, — рассказывает Сергей Викторович Михайлов. – Над проектом работали около полутора лет. Делали, как говорится, в гараже на коленках. Но я взялся за этот скутер не только потому что хотел помочь, но ещё и потому, что мне это очень интересно. Я давно занимаюсь конструкторскими доработками машин и автобусов.

Далее Аркадий продемонстрировал нам, как он ездит на своём чудо-скутере. Говорит, что гонять на нём нельзя, иначе перевернёшься. Но за рулём сейчас уже чувствует себя увереннее. После он припарковал машину около подъезда, оставил тут же коляску («У нас тут Советский Союз, никто ничего не возьмёт») и пополз по ступенькам домой. Мы пошли в гости, чтобы познакомиться с семьёй Александровых.

Как только дверь открылась, навстречу тут же выбежал четырёхгодовалый босой Женька, бросился обнимать папу – отец и сын сейчас почти одного роста (Аркадий так и остался сидеть на полу). Мальчик оказался очень общительным, ничуть нас не стеснялся, болтал без умолку, показывал игрушки, эдакая непоседа. «Главное, что здоровый! — говорит его отец. — У нас ведь семья инвалидов».

Из комнаты вышла Настя – жена Аркадия. У неё эпилепсия, сидит на таблетках, слава богу, хоть государство пока ещё обеспечивает лекарствами. Пенсия Насти – 7000 рублей. И то пришлось долго добиваться статуса инвалида. Она может и хочет работать, но пока не получается трудоустроиться. Вот недавно хотела было пойти на почту, но ей отказали: чья-то людская то ли злоба, то ли зависть насплетничала – мол, «кого на работу-то берёте? Припадошную?».

— Меня счастливой называют, потому что я угадываю приближение приступа – у меня в подмышке начинает щекотать. Могу сразу же прилечь на что-то мягкое, чтобы не упасть. У меня приступы по ночам происходят. А потом только слабость, но я нормально себя чувствую, — рассказывает девушка.

Со своим мужем они познакомились по переписке в ВКонтакте, год общались, потом встретились, так всё и завертелось, закрутилось. Решили пожениться, но родители Насти были категорически против, случился скандал, домой даже с полицией возвращали беглянку. Но молодые люди настояли на своём. Сначала жили у матери Аркадия, но тоже не вариант сохранить семью. Он настоял на переезде. Сперва мотались по съёмным квартирам. Жильё им администрация не дала, пришлось взять однушку в посёлке под Осташковом. Теперь выплачивают хозяйке каждый месяц кредит, осталось ещё 2/3.

Даже при таком раскладе парень умудряется потихоньку делать ремонт – пока только в ванной и туалете. Родители иногда продуктами помогают. Аркадий говорит, что привык рассчитывать только на себя. И каждый раз, когда рассказывал про какую-то печальную подробность из своей жизни, спохватывался и добавлял: «Вы не подумайте, я не жалуюсь! Хотя очень тяжело и было, и есть. Плакаться, как говорится, наглость – и семья у меня, и жильё. Но иногда так накатит, так тошно становится…».

— Я очень сильно обжёгся в жизни. У меня до жены было три знакомства: одна бросила, другая вообще проститутка оказалась, ей только деньги были нужны… Я знаю, Насте со мной очень тяжело. У меня характер сложный, взрывной. Достаётся ей – я ведь тоже как ребёнок – подай, принеси, накорми. Я её даже несколько раз гнал, говорил: «Уходи, что ты со мной жизнь-то гробишь?!». Жалею её. Сейчас уже Женька родился, так что мы с ней до конца жизни останемся. Я её люблю, но по-своему. Мы уже пять лет вместе.

Мы беседуем в коридоре — Аркадий на полу, я на табуретке. Стены в квартире увешаны плакатами с Цоем. Его творчество – отдушина для парня. Он и сам пишет стихи, вернее, сочиняет песни, но признаётся, что вокальных данных нет, поэтому когда он начинает петь, Настя чуть ли не из дома бежит.

Читать еще:  Дают ли инвалидность при псориазе

— Ещё шансоном последнее время увлёкся, слушаю про зеков и тюрьму. – На мои, очевидно, округлившиеся глаза Аркадий усмехнулся. – Не удивляйтесь, для меня детдом и тюрьма совершенно идентичные понятия.

Замечаю на пальце татуировку, оказывается её сделали в интернате, куда его и ещё двух детей мать отдала после того, как отчим покончил с собой и начались серьёзные проблемы в семье. Вот в специнтернате в Орловской области инвалид-колясочник и прожил 15 лет, но вспоминать об этом не хочет.

— Вы даже не представляете, как там всё было хреново. Слово не подходящее, намного страшнее там жизнь… А татуировка значит, что я потерял отца в очень раннем возрасте.

Тем временем Настя налила нам чаю. Из комнаты дрожа всем тельцем выползла Чапа – маленькая беспородная собачка. Как рассказал Аркадий, он пытался неоднократно завести домашнее животное, но не получалось. А тут увидел объявление в интернете, что собаку взяли на передержку, но если хозяева не найдутся, то её усыпят.

— Я попросил Сергея, мы с ним в Тверь поехали. Чапку забрали, ей голосовые связки прежние хозяева подрезали, избивали, мучили. В общем, забрали мы её. Так вот и живёт. Сын с ней играет.

Мы засобирались в Тверь, тепло попрощались c Настей и Женькой, вышли на улицу. Аркадий спустился за нами, чтобы проводить, пересел в коляску. Вслед за ним выбежала Чапа. На улице немного осмелела, стала ластиться, даже прорезался голос – что-то сипло-писклявое, с трудом напоминающее гавканье. От Аркадия не отходила ни на шаг, так и бегала за коляской, преданно заглядывая в глаза. Наверное, понимала собака, что обязана этому Человеку жизнью.

«Богоматерь Казанская, верная дева,

Путь дороги нелёгкой жизни моей

Освящает прекрасная чистая вера,

Вера в губы любимой и руки родной.

Благодарен тебе, Одигитрия свято,

За тяжёлый и страшный мой жизненный крест.

Сквозь кровавы дурман, через тернии ада

За ниспосланный с неба лик чудной невесты. «.

Интервью записала Наталья Сердобинцева, фото и видеоматериалы — Юлии Островской.

Интервью с инвалидами об их личной жизни: как живется людям с ограниченными возможностями?

Грубость в приложениях для знакомств — это один из самых значительных минусов, с которыми приходится сталкиваться практически каждому пользователю. Особенно часто хамят девушкам. Но гораздо, гораздо тяжелее приходится инвалидам, прикованным к креслу-каталке.

Какую бесцеремонность приходится терпеть людям с увечьями i

Просто спросите Лоло, 31-летнюю жительницу из Лос-Анджелеса. Когда она в очередной раз открывает приложение для знакомств, то нередко видит там сообщения неприличного содержания. Наподобие «Привет, красотка, я знаю, что может снова заставить тебя ходить».

«Это все равно, как если бы их члены обладали способностью исцелять больных и воскрешать мертвых», — сокрушается Лоло, страдающая от мышечной дистрофии. «До сих пор я не могу привыкнуть к этому хамству».

К сожалению, для Лоло и тысяч других инвалидов, грубость на сайтах знакомств, неуместные вопросы об их инвалидности и интимной жизни — это каждодневная реальность.

Ниже мы рассмотрим интервью трех инвалидов. В нем они рассказывают об особенностях своей личной жизни, отвечая на вопросы журналиста. Поделиться откровениями согласились сама Лоло, а также 29-летний Эмин Лакхали из г. Сиэтл и 35-летний Эрин Хоули из г. Нью-Джерси.

«В двух словах, как обстоят дела в вашей личной жизни?» 2

Лоло: «Сейчас я даже не открываю приложения для знакомств. Встречаюсь с людьми примерно раз в 3-4 месяца. Большую часть своего времени после постановки диагноза я провела в одиночестве. Потом было несколько разных знакомств. Теперь же меня либо отправляют в френдзону; либо отказываются встречаться, так как это «слишком необычно и пугающе».

Эрин Хоули: «В прошлом у меня была тьма свиданий и два раза я вступала в серьезные отношения. В течение трех последних лет я живу с постоянным партнером, в котором души не чаю».

Эмин: «У меня было несколько свиданий с девушками. Пока я не нашел свою любимую».

«Что вы можете сказать о приложениях для знакомств? Каков ваш опыт?» 3

Эрин: «Онлайн-знакомства для инвалида, как по мне — это сущий кошмар. Я постоянно получала жуткие сообщения от парней на тему того, способна ли я заниматься сексом. А потом я узнала, что существуют люди, для которых инвалидность — это фетиш. Считаю, что такое отношение — просто бесчеловечно».

Лоло: «Плохо то, что ты никогда не знаешь, чем закончится свидание. Я помню, третья моя встреча с одним из знакомых закончилась очень печально. На первых двух свиданиях это был очень милый парень. Но в третий раз мы о чем-то повздорили. Он бросил меня в ресторане, не помог добраться до такси, и даже не поинтересовался, как я добралась домой. Я считаю, что даже будучи рассерженным вежливый человек не должен так поступать».

Эмин: «Мне было достаточно легко назначать свидания. Но чаще всего с девушками не складывалось по разным причинам — инвалидность была ни при чем».

«Кстати, однажды я назначил свидание с девушкой, которая даже не знала о том, что я инвалид. Весь вечер она была грустной и молчала. Я, наконец, не выдержал и спросил, в чем причина. Она ответила, что была очень удивлена, так как не заметила по фото инвалидной коляски. С тех пор я стараюсь загружать в приложения такие снимки, чтобы этот факт был ясен даже моему коту».

«Какую реакцию других людей на инвалидность вы считаете самой адекватной?» 4

Эрин: «По мне, лучший ответ — это когда новый знакомый обращается со мной как с полноценным человеком, не обращая внимания на инвалидность. То есть, относится ко мне, как к равной».

Лоло: «Мне нравится, когда парень просто относятся ко мне как к девушке, которая ему интересна. Так что мой коронный совет для тех, кто хочет встречаться с инвалидом, таков: обращайте больше внимания на личностные черты вашего знакомого, а не на его увечье».

Эмин: «Я очень люблю, когда девушки шутят. Это всегда позволяет разрядить обстановку и сделать общение приятнее».

«Как вы занимаетесь сексом?» 5

Эмин: «Одна из бывших девушек постоянно мечтала, чтобы я прижал ее к стенке. И, конечно же, мне тоже часто этого хотелось. И поэтому говорить на эту тему было очень тяжело. Она хотела по-разному имитировать этот опыт, однако в конечном счете интимные отношения сошли на нет. В целом, мне нравилось с ней встречаться, но в итоге мы расстались».

Лоло: «Единственное, что я хочу сказать — в этих вопросах очень важна честность. Я всегда старалась сказать партнеру о том, какие именно действия для меня более удобны. В целом, со временем и практикой сексуальная жизнь становится более разнообразной. Поэтому ни в коем случае нельзя терять надежды, и просто запастись терпением».

Эрин Хоули: «Мне кажется, что самое важное в физической близости с инвалидом — это вовремя делать перерывы. Иногда та или иная позиция становилась неудобной для меня. И нужно было время, чтобы перестроиться и принять более комфортное положение».

Только не со мной: #монолог инвалида-колясочника

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector